задачи рефераты отчеты
курсовые ргр

 

Главная
Контакты
Рефераты
Курсовые
Отчеты
Задачи
РГР
Лабораторные
Разное
1 2 3

древних ваятелей. Для стилистической манеры, в которой представлены изображения голов сохатых, характерны предельный лаконизм и общая отточенность контура. В них акцентированы особенности лосиной морды - наползающая верхняя губа, отвислая нижняя. Прижатые уши свидетельствуют о внутренней напряженности зверя. В одном из погребений найдена своеобразная «ложка», рукоять которой выполнена в виде головы лося.
Каменные изображения рыб использовались, вероятно, в качестве блесеня, чему свидетельство - многочисленные этнографические примеры. Изображения рыб, вырезанных из кости, служили, скорее всего, амулетами.
Основой хозяйства первобытных «иркутян» являлись рыболовство, охота и собирательство, определявшиеся характером живой природы, главными объектами охоты были такие типичные для таежной зоны животные, как благородный олень, медведь, волк, лисица, бобр, кабарга, тарбаган. Большую роль в обеспечении питанием играла охота на птицу, которой изобиловали пойменные луга. Успех рыболовства был обусловлен обилием в Ангаре, Иркуте и Ушаковке различных видов рыбы.
Уровень развития производительных сил этой эпохи, возможно, и не создавал условий для общественного разделения труда, но половозрастной признак в таком разделении, видимо, присутствовал. Отдельные, особенно мужские, захоронения могильника «Локомотив» выделялись обилием и разнообразием сопровождающего инвентаря, тогда как в других, особенно женских, инвентарь был беден или отсутствовал вообще.
Средний возраст жизни в то время с учетом возраста детских погребений колебался в пределах 30-31 года. Рост составлял в среднем 145-170 см. Это были физически очень сильные люди.
Родоначальник советской антропологии, выпускник Иркутского университета Г. Ф. Дебец в одной из своих работ писал, что древнее население Прибайкалья представляет собой недифференцированный протомонголоидный тип и принадлежит к особой байкальской расе, т. е. более округлое, чем у современных монголоидов, лицо, сильнее выраженный эпикантус, более раскосые глаза.
Получена серия из 18 радиоуглеродных дат, определившая хронологический отрезок функционирования могильника в 400 лет (6550–6950 лет назад).
Совокупный материал представляет в распоряжение науки новую бесценную информацию по физическому облику, духовной и материальной культуре древнего населения Приангарья. «Локомотив» - один из немногих объектов в мировой археологии, характеризующих особенно крупные социально-экономические изменения в период раннего неолита.

 

Глазковская культура-эпоха металла
В начале II тыс. до н. э. в жизни прибайкальских племен происходят значительные изменения в общественной и культурной жизни, подготовленные всем ходом  предшествующего развития.  Об  этих изменениях свидетельствуют памятники нового типа — погребения с медными и бронзовыми изделиями. Эта новая культура, открывающая собой эпоху металла в Прибайкалье, получила название глазковской. Она охватывает время начиная с XVIII по XIII в. до н. э.
Несмотря на то, что в глазковское время в Прибайкалье появляются изделия из металла, старые технические традиции, связанные с обработкой каменных орудий, продолжают развиваться. В этот период широко используется древняя техника обработки призматических нуклеусов и отделения от них правильных ножевидных пластин.
О том, что техника отделения ножевидных пластин и вторичной обработки изделий продолжает играть важную роль, свидетельствуют частые находки в погребениях глазковского времени специфических инструментов для обработки камня, отжимников, изготовленных из рога и реже из кости. В некоторых погребениях отжимники встречаются парами. Они отличаются друг от друга по длине и по форме. По-видимому, тонкие отжимники служили для окончательной отделки изделий, в то время как крупные и массивные снабжались дополнительными рукоятками и применялись для грубой черновой обработки или для работы, где требовались значительные усилия.
Продолжала по-прежнему применяться при изготовлении каменных орудий и украшений техника шлифования. В глазковское время еще более широко, чем в предшествующее, китойское, время, использовался зеленый и белый нефрит. Для распиливания нефрита применялись такие же, как и в китойское время, шиферные пластинчатые пилы.
Старые технические традиции сохранились и в способах обработки кости и рога. Трубчатые кости животных сначала распиливали, а затем с помощью отжимников ретушировали так же, как камень. Заготовки изделий из рога отделялись с помощью известного с неолитической эпохи приема — продольными нарезками. Такими же, как раньше, продольными срезами обрабатывались массивные изделия из рога типа кирок.
Однако не эти древние, унаследованные от неолита технические традиции, формы и типы орудий определяют характер и особенности новой культуры Прибайкалья. В глазковское время появляется большое количество новых элементов, которые свидетельствуют о существенных сдвигах в культуре, знаменующих собой наступление новой эпохи.
 В это время появляются новые типы кремневых каменных орудий, изготовленных отжимной техникой, которые не встречаются ранее. Для инвентаря глазковских погребений характерны, например, своеобразные четырехгранные шилья-провертыши, обработанные отжимной ретушью, а также скребки и наконечники стрел новых типов.
Но еще важнее появление рубящих орудий принципиально нового, иного, чем прежде, типа. Вместо широко распространенных в неолитическое время тесел в глазковское время преобладали изделия иного рода - топоры. Они не односторонне выпуклые в поперечном сечении, а овальные и линзовидные. Топоры эти в отличие от тесел закреплялись не поперек рукоятки, а параллельно ей. Такой инструмент был непригоден для выдалбливания дерева, так как удары им наносились не сверху вниз, а сбоку.
Появление вместо старых односторонне выпуклых тесел овального в поперечнике топора, по-видимому, объясняется дальнейшим развитием рыболовства и связанных с ним элементов материальной культуры, конкретно — лодок. Вместо тяжелых и неуклюжих посудин, долбленых из целых стволов, которые употреблялись рыболовами Исаковского и серовского времени, появляются легкие быстроходные лодки, сделанные из бересты. В могилах глазковского времени найдены притупленные кинжаловидные острия, изготовленные из расколотых трубчатых костей лося. Судя по этнографическим параллелям, такие острия употреблялись для снятия коры с деревьев. Из бересты можно было значительно быстрее, легче, без большой затраты труда и времени, сделать лодку типа современных оморочек.
Вместе с тем среди каменных изделий глазковской культуры уже незаметно того изобилия совершенных с технической точки зрения орудий, которые характерны для неолитического времени. Каменные орудия изготовлялись без прежнего усердия. Материал, который употреблялся для производства орудий, не отличался высокими качествами. Это в особенности относится к крупным рубящим орудиям, которые в противоположность неолитическим изготовлялись часто на редкость грубо и небрежно. Явный упадок техники обработки каменных орудий, очевидно, связан с появлением нового материала — металла. Распространение первых металлических изделий и являлось теперь самым важным нововведением в технике населения Прибайкалья, решающим событием в его истории. Количество металлических изделий в погребениях и на поселениях глазковского времени по сравнению с костяными и каменными орудиями крайне незначительно. Из металла изготовляли наиболее часто употреблявшиеся в хозяйстве изделия, а также украшения. Это были такие изделия, которые при изготовлении их из меди или бронзы приобретали новые качества, не проявившиеся в должной мере в изделиях из камня и кости. К ним относятся в первую очередь ножи, рыболовные крючки, иглы и шилья. Рабочий эффект этих изделий из металла по сравнению с каменными стал несравненно выше. В частности, употребление металлических ножей привело к значительному улучшению качества обработки костяных изделий и появлению новых, неизвестных ранее орудий.
Чаще всего в могилах встречаются изготовленные из меди широкие и крупные по размерам листовидные ножи. Они представляют собой тонкие, плоские в поперечном сечении пластины. Лезвия медных ножей закреплялись в рукоятке двумя способами, в одном случае под прямым или тупым углом, во втором — составляли продолжение рукоятки, так же как у ножей современного типа.
Из меди и бронзы изготовлялись также иглы. Они делались, по-видимому, способом проковки литого стерженька. Острые концы игл закруглены, остальная часть овальная или прямоугольная в сечении. Особо тщательно обрабатывалось ушко с узким отверстием. В ряде случаев в могилах иглы находились в костяных орнаментированных игольниках. Известно также шило, изготовленное из четырехгранного прутика.
Более многочисленны рыболовные крючки. Они имеют массивный четырехгранный или значительно реже овальный стержень, слегка приостренный на верхнем конце. Нижний конец крючков изогнутый и менее массивный. Он заканчивается обычно двумя жальцами, внешним и внутренним.
Среди украшений наиболее распространены литые кольца с сомкнутыми или несомкнутыми концами. Одно из колец с несомкнутыми концами имеет характерные утолщения — раструбы на концах, напоминающие, андроновские. Они служили украшениями для головного убора или передника. В качестве украшений или принадлежностей шаманского костюма употреблялись, кроме того, трубочки, изготовленные из тонких свернутых пластин.
Несмотря на то, что появление металла в Прибайкалье знаменует собой новый, более высокий уровень культуры и экономики населения таежных областей Восточной Сибири, глазковская культура в целом имеет глубокий архаический отпечаток. Это прослеживается прежде всего в типологии бронзовых изделий. Мастера были еще настолько сильно скованы традициями каменного века, что полностью перенесли типы орудий и украшений с камня на новый материал. Широкие листовидные ножи восходят по типу к серовским клинкам. Медные иглы являются точной копией костяных, а кольца из прутиков копируют китойские нефритовые кольца. О том же свидетельствуют ножи с выгнутым лезвием, формы которых были выработаны еще в исаковское время. Даже способы прикрепления лески к рыболовным крючкам у глазковцев были такими же, как в серовское и китойское время.
Все это свидетельствует, во-первых, о значительной древности, обнаруженных в глазковских могилах изделий из меди и бронзы, во-вторых, о живучести традиций, которые оказались непреодолимыми для мастеров, имевших дело с новым материалом, позволяющим смелее варьировать в типах изделий, и наконец, в-третьих, о глубоких связях глазковской культуры с прибайкальской неолитической культурой, из которой она непосредственно выросла.
Основой хозяйства глазковских племен были охота, рыболовство и собирательство. Среди орудий охотничьего снаряжения имеются прежде всего многочисленные наконечники стрел. По форме они резко отличны от наконечников стрел предшествующего времени. Наиболее часто встречаются треугольные наконечники, широкие или узкие, с прямым и симметрично вогнутым основанием. Новые типы наконечников стрел из камня, а также их измельчание связаны, возможно, с употреблением легкого, менее мощного лука простого типа, а также с общим упадком удельного веса охоты в экономике глазковских племен.
Из двусторонне обработанных орудий к специфическим глазковским изделиям относятся асимметрично-миндалевидные ножи, служившие для разделывания рыбы и туш животных, а также для закройных работ. По форме они напоминают женские эскимосские ножи типа «уло».
Широкое распространение получают костяные наконечники стрел не встречающихся ранее типов. Среди них имеются короткие наконечники с ромбическим или овальным сечениями, острия со срезанным с двух сторон основанием, которое вставлялось в расщеп древка. Иным был принцип закрепления костяных наконечников с расщепом. В расщеп наконечника вставлялось специально оструганное древко стрел, а затем сверху оно обматывалось прочными нитками или тонкими ремешками.
Большой редкостью становятся вкладышевые кинжалы и ножи. Из глазковских погребений на Ангаре известен только один наконечник копья, снабженный двусторонне обработанными вкладными лезвиями. Не исключено, что большинство вкладышевых инструментов теперь изготовлялось из дерева, в качестве же вкладышей употреблялись не Двусторонние ретушированные лезвия, а простые ножевидные пластины, которые являются обычной находкой в слоях глазковских поселений.
В качестве кинжалов и наконечников копий употреблялись изделия из кости и рога. Они массивные, овальные в сечении, заостренные на конце Роговые наконечники копий использовались на охоте в качестве рогатин. Из кости  и рога изготовлялись, кроме того, массивные острия и кайлы которые обслуживали рыболовческое хозяйство. Кайла могла   служить не только для рыхления земли при сооружении хозяйственных ям или очагов, но и в качестве пешни для долбления   льда   при   подледном   лове   рыбы. Кайла и острия вместе с кирками из рога и заступами из лосиных лопаток употреблялись, вероятно, и при собирательстве, для выкапывания съедобных корней и луковиц сараны.
Если на инвентаре, связанном с охотой, лежит все же отпечаток упадка, то этого нельзя сказать об орудиях рыбной ловли. Появляются новые типы гарпунов. Крупные гарпуны с попеременно расположенными зубьями имеют у основания характерные выступы — крылышки и конический насад. В погребениях они встречаются парами и представляют собой, по-видимому, двузубую острогу. Малые глазковские гарпуны массивные, с округленным основанием и с одним или реже двумя зубьями. Малые гарпуны употреблялись в качестве составных частей остроги, закреплялись в ее основании намертво.
С гарпунной ловлей рыбы неразрывно связаны были и изготовленные из камня рыбки-приманки. Они менее многочисленны, чем в предшествующее время, но остается фактом, что старый неолитический способ ловли рыбы с искусственной рыбкой-приманкой существовал и в эпоху бронзы.
Глазковцы продолжали совершенствовать и искать новые формы рыболовных крючков. В погребениях появляются сначала плоско-выпуклые стерженьки из кости и камня с просверленным внизу отверстием для острия. В верхней части вместо полукруглых выступов, характерных для составных крючков китойского времени, делалось теперь несколько кольцевидных нарезок, которые служили для закрепления лесы. Вслед за тем стали появляться и своеобразные, присущие только глазковским памятникам каменные и костяные стерженьки составных крючков. Оригинальны бочковидные стерженьки, сделанные из камня и кости. Острия к ним изготовлялись из клыков кабарги, кости и оленьего рога. Простой по конструкции глазковский рыболовный крючок являлся шагом вперед в развитии рыболовной снасти. Стержень не только скреплял детали крючка, но одновременно служил грузиком и приманкой, так как напоминал по форме рыбку.
О наличии в глазковское время сетей свидетельствуют каменные грузила в виде простых галек с тщательно выточенными желобками. Сети изготовлялись, по-видимому, из крапивы или какой-то другой травы, в одном из погребений глазковского времени обнаружен костяной гребень с редко расставленными, короткими, но массивными зубьями. Такие гребни употреблялись народами севера Сибири для расчесывания волокон травы и сухожилий.
Керамика в глазковских погребениях малочисленна. Сосуды продолжают сохранять острое или закругленное дно. Общая форма сосудов полуяйцевидная. Поверхность сосудов или оставлялась гладкой, или украшалась оттисками отступающей лопаточки-штампа. В большинстве обломки керамики из глазковских слоев поселений покрыты отпечатками лопаточкиколотушки,  на  широких  плоскостях которой  располагались  беспорядочно нарезанные   линии.
Для характеристики повседневной жизни охотников и рыболовов глазковского времени важное значение имеют разнообразные предметы домашней утвари и быта. Среди них имеются даже костяные ложки. Глазковские ложки из Прибайкалья являются древнейшими из известных ложек не только Сибири, но и Азии. Они свидетельствуют об усложнении быта и хозяйственного уклада.
В глазковское время появляются новые типы игольников. Они изготовляются не из костей водоплавающей птицы, а из трубчатых костей мелких хищников. Игольники украшались орнаментом в виде кольцевидных нарезок. Оба эпифиза кости обрезались, а иголки укреплялись на полосках кожи или ткани, продернутых сквозь костяную трубку. В массе иглы изготовлялись не из металла, а из кости, шилья — из продольно расколотых мета-карпальных костей косули. В качестве рукоятки использовался конец с эпифизом. Нижний конец кости заострялся и пришлифовывался.

По материалам погребений можно представить и костюм древних обитателей Прибайкалья. Характерной и наиболее яркой деталью костюма глазковцев был передник, украшенный кольцами и кружками из нефрита или бусами. Если кольца и диски нашивались на передник по

2

 
   ©zet-1986